К итогам выступления советских велосипедистов в гонках по треку на Олимпиаде-80

Страницы: 1 2

Остроту соперничества ведущих команд мира, представленных на Олимпиаде-80, достаточно убедительно подтверждает тот факт, что на Играх в гонках по треку в течение пяти дней 21 раз спортсмены десяти стран превысили официальные мировые рекорды.
Как же формировалась и готовилась наша команда трековиков?
В гите на 1000 м с места основным претендентом на участие в Играх по результатам предшествующего сезона являлся Э. Рапп — бронзовый призер чемпионата мира 1979 г. С первых же соревнований нового сезона (январь 1980 г.) заявили о своих высоких спортивных качествах молодые спортсмены А. Панфилов — серебряный призер VII летней Спартакиады народов СССР, К. Храбцов и Г. Лапиньш. Проходя подготовку в составе сборной команды СССР, эти спортсмены выполняли индивидуальные планы и успешно осваивали предлагаемые им большие тренировочные и соревновательные нагрузки. Наиболее близок к выполнению контрольных временных нормативов был А. Панфилов, который одержал три победы на треке в Крылатском (25 апреля — 1.06,53; 13 июня — 1.06,157; 4 июля—1.05,016), выиграл международные соревнования в Ереване (1.05,68), показав результат, близкий к рекорду СССР, и занял призовые места в других международных соревнованиях с участием основных зарубежных соперников.
Выполнив условия отбора и показав результат, превышающий официальный мировой рекорд для закрытых треков (1.05,016), А. Панфилов попал в состав сборной. Результаты этапного комплексного обследования подтвердили высокий уровень физической и функциональной готовности, достаточную психологическую устойчивость спортсмена. Техническая и тактическая подготовка гонщика находилась на должном уровне. Показатели соответствовали модельным характеристикам предполагаемых победителей и призеров олимпийских игр. А. Панфилов завоевал второе место на Олимпиаде и установил новый рекорд СССР — 1.04,845.
Звание олимпийского чемпиона с новым мировым рекордом— 1.02,955 завоевал спортсмен из ГДР Л. Томс. Всего же в этом виде программы 7 спортсменов превысили официальный мировой рекорд.
В спринтерской гонке на протяжении последних лет в нашей стране без конкурентов спор вели два гонщика С. Журавлев и С. Копылов. До начала олимпийского сезона преимущество было на стороне С. Журавлева, который стал победителем VII летней Спартакиады народов СССР и занял четвертое место на чемпионате мира 1979 г. в Амстердаме. Однако в 1980 г. С. Копылов, не проиграв ни одного старта на всесоюзных соревнованиях, демонстрировал высокий уровень специальной подготовленности. Вместе с тем, участвуя в серии международных соревнований, гонщик не отличался достаточным уровнем психологической готовности и как следствие допустил просчеты в тактических вариантах ведения борьбы. На отборочных же соревнованиях чемпионата СССР в спринтерской гонке (4—8 июля) спортсмен победил, продемонстрировав высокий уровень быстроты и скоростной силы — ведущих физических качеств спринтера, что позволило прогнозировать С. Копылову завоевание третьего места в стартах XXII Олимпиады.
На Олимпиаде С. Копылов с успехом прошел квалификационную серию, 1/8 и 1/4 финала и в заездах полуфинала встретился со спортсменом из ГДР Л. Хесслихом — чемпионом мира 1978 и 1979 гг. Немецкий гонщик одержал победу в двух заездах. Только психологической неподготовленностью можно объяснить тот факт, что С. Копылов позволил ему провести оба заезда в единственном тактическом стиле. В финальных заездах за третье место советский гонщик обыграл олимпийского чемпиона 1976 г. А. Ткача, показав лучшее время соревнований (10,47 сек. — последние 200 м дистанции).
С. Копылов, бесспорно, перспективный и талантливый спортсмен, который способен на равных бороться с сильнейшими спринтерами мира, однако дальнейшая его подготовка должна проходить с большим учетом индивидуальных особенностей.
Завоевание Н. Макаровым звания чемпиона мира в индивидуальной гонке преследования в 1979 г. высоко подняло шансы этого гонщика на участие в Играх XXII Олимпиады. Н. Макаров должен был завоевать на Московских играх золотую медаль в индивидуальной гонке преследования. Этой цели была подчинена вся его подготовка. С первых дней подготовки, являясь основным кандидатом на участие в соревнованиях, спортсмен, однако, не смог справиться с «грузом психологической ответственности» за результат выступления. Практически он был лишен возможности использовать спарринг-партнеров, так как остальные гонщики вели подготовку к командной гонке преследования. В период основного отбора (4—8 июля 1980 г.) у него были обнаружены явления перенапряжения.