Велопробег Мира-1983

Цветы и звуки мира
«В июль катилось лето...» — и на всех перекрестках, на площадях городов и у неприметных дорожных развилок велопробег Мира-83 ожидали пышные букеты цветов и яркие соцветья дружеских улыбок. Приветливость, гостеприимство, радушие советских людей, искренних сторонников мира, бесконечно поражали наших зарубежных гостей. Вот несколько эпизодов, разных по характеру, но близких, если можно так выразиться, по нравственной сути.

...В первый же день погода словно бы решила испытать на прочность велосипедистов. Проливной дождь и резкий порывистый ветер, да к тому же затяжные спуски и подъемы, казалось, готовы были измотать не слишком выносливых участников пробега, заставить их сойти с дистанции в самом ее начале. Но вот один за другим советские спортсмены, крепкие, тренированные, мускулистые, начали подъезжать поближе к отстающим и, упираясь в седло велосипеда, толкать их в гору. Потом американка Шари Закариас, вернувшись домой, призналась своим родителям, что, если бы не помощь Владимира Каминского и Валерия Чаплыгина, она попросту не смогла бы доехать на велосипеде до Вашингтона.

...И это тоже случилось вскоре после старта. Юная норвежка Раннвейг Фредхейм поскользнулась на мокром асфальте, упала и довольно сильно ударилась коленом. Тут же остановились несколько ее спутников. Появилась машина «скорой помощи», чтобы отвезти девушку в ближайшую больницу. Но... посадить
ее в автомобиль с красным крестом удалось не без труда. И лишь когда подъехала переводчица, недоразумение стало проясняться. Норвежская велосипедистка куда больше, чем своим ушибом, была обеспокоена тем, как сумеет она рассчитаться за медицинскую помощь и транспортировку на машине. Врач «скорой помощи», пожилая женщина, удивленно подняла брови, а потом сказала: «Девочка, в нашей стране здравоохранение бесплатное, а уж с гостей мы и подавно денег не берем!» Только после этих слов Раннвейг согласилась отправиться в больницу. Через два дня девушка уже снова присоединилась к нам.

... На остановках участники пробега попадали в плотное кольцо жителей окрестных сел, отдыхающих из пансионатов, водителей остановившихся грузовиков, детей из пионерских лагерей. И все эти люди хотели поговорить со сторонниками мира, совершающими столь долгий путь на велосипедах. Спортсмены десятками оставляли автографы в блокнотах, на открытках и книгах, даже на меню придорожных кафе. Им все время старались что-нибудь подарить: значок, эмблему, сувенир. Когда светловолосый голубоглазый мальчик лет шести, внук учительницы, как он представился, преподнес американке Линде Кнапп свою любимую книжку, на глазах у этой женщины выступили слезы.

...Караван остановился у села Зимогорье. Из соседнего дома вышла старушка в платочке и вынесла в кастрюльке только что собранную клубнику. Протянула велосипедистам: «Кушайте, родные, кушайте!». Ее соседка сбегала домой и принесла несколько обломанных веток, усыпанных ягодами смородины: «Спасибо вам, детки! Вы уж там всем скажите — ну их к шуту, эти бомбы!» И спортсмены расцеловали двух немолодых русских женщин, которые вот так, щедрым материнским сердцем, проголосовали за мир.

...На митинге в городе Валдае молодого шведа Клаэса Мелина спросили, как оказался он среди участников веломарафона. Он объяснил, что за год до того в нашей стране побывала с маршем Мира его мама, которая сказала, что никогда не забудет это путешествие по Советскому Союзу и новых друзей, обретенных в нашей стране. «И теперь, — сказал юноша,— я очень, очень благодарен маме!» И все мамы, собравшиеся в тот час на площади с символическим названием — площадь Свободы, встретили слова молодого человека восторженной овацией.

...В велопробеге Мира участвовали три тандема. Один экипаж составили два норвежца. Впереди сидел Хельге Хундейде, один из сильнейших велосипедистов в своей команде, уже несколько раз участвовавший в 48-часовых гонках по дорогам Норвегии. Сзади — капитан норвежской команды, руководитель организации «Велосипедисты — за мир» Торе Нерланд. Он ни разу не занимал переднее сиденье своей машины, потому что у него очень плохое зрение. Торе почти не видит, лишь с трудом различает силуэты. Но сила его убеждений позволила ему преодолеть все трудности веломарафона. Мало того, Торе оказался самым веселым, энергичным, легким на подъем среди участников пробега: он первым выходил в танцевальный круг, как только раздавались звуки музыки.

Второй тандем, о котором здесь пойдет речь, — советский, он включился в пробег на южной границе Новгородской области и проехал в общей колонне весь путь до северной границы области. На тандеме ехали мастер спорта, директор новгородского Дворца спорта Евгений Добролюбов и перворазрядник, преподаватель музыкального училища Олег Пийр. Обоим по 48 лет. Старые друзья и преданные поклонники велоспорта, они по собственным чертежам собрали свой тандем. Сварили из труб двухместный велосипед, приспособили к нему колеса от гоночного «Старт-шоссе», усиленные спицами от дорожного «Туриста».

А третий экипаж был интернациональный. Координатор американской группы участников адвокат Кристофер Сини собирался ехать на этой машине вместе со своей младшей сестрой Эллисон. Но еще на старте ему предложил немного проехаться вместе наш Володя Семенец, олимпийский чемпион в гонках на тандеме. Они попробовали да так и остались в седлах этой машины. На ней они прямо с шоссе вкатились на арену калининского Дворца спорта, где состоялся массовый театрализованный концерт-митинг. Когда слово предоставили К. Сини, этот обычно немногословный и сдержанный человек произнес короткую и эмоциональную речь:
—       Для меня большая честь ехать на одном тандеме с олимпийским чемпионом! По правде говоря, Владимир гораздо сильнее меня как спортсмен. По существу, это он ведет нашу машину, а я лишь помогаю ему по мере сил. Могу даже ехать с закрытыми глазами, что я и делаю время от времени.

Я закрываю глаза и слышу, как шелестят шины по асфальту и громыхает цепь, как американцы и скандинавы на ходу учат русских английскому и как советские спортсмены учат нас русскому, как звучат вперемежку русские, норвежские, американские песни.

Для меня это — звуки мира. И сегодня они звучат уже громче, чем вчера!
...Словно Новгородское вече, звучным, разноголосым, многолюдным был митинг у стен древнего Новгородского кремля. Над головами реяли лозунги, которые нес с собой по странам и континентам велопробег-83, а высоко в небе плыли воздушные шары, выпущенные на волю в тот праздничный день нарядными и счастливыми детьми. Но тяжким воспоминанием и грозным предостережением прозвучали с трибуны слова председателя городского Совета народных депутатов Г. И. Арсентьева о тех 29 месяцах, что длилась гитлеровская оккупация Новгорода, после которой здесь остались лишь руины.

—       Считайте, дорогие друзья, что все 220 тысяч новгородцев участвуют вместе с вами в этом благородном деле, — сказал мэр. — Мы, познавшие ужасы войны, не хотим допустить новой катастрофы, которая может уничтожить все живое на земле!