На двух колесах по двум континентам

Поднимается полосатый пограничный шлагбаум, и мы въезжаем на территорию братской страны. Здесь к нам присоединяются еще 30 велосипедистов. Эти юноши и девушки из разных концов Чехословакии проедут почти полтысячи километров, разделяя с нами все трудности и радости.
Первая остановка. Городок Михайловце. И опять мы едем по живому коридору улыбающихся людей. И опять цветы устилают наш путь. А на самом крупном предприятии города дали раскатистый гудок в нашу честь.
Поддержку сторонников мира мы ощущаем повсюду. Часто встречаются деревья, к веткам которых привязаны разноцветные яркие ленточки. Они, развеваясь на ветру, тоже приветствуют нас. Часто видишь на дороге старательно выведенное большими белыми буквами слово «мир» на трех языках — русском, английском и чешском.
Мы едем по важной магистрали, которая связывает крупные города — Готвальдов, Брно, Йиглаву, Прагу. Чтобы не создавать заторы на шоссе, через каждые 30—40 километров освобождаем путь и пропускаем скопившиеся за нами машины.
Почти целый день проводим на дороге. Перед глазами мелькает огромное количество дорожных знаков, указателей, надписей. Порой знаки для шоферов уже воспринимаешь как предупреждение велосипедистам. Увидев знак ограничения скорости — 60 километров, невольно задаешь себе вопрос: не слишком ли быстро я еду и не нарушаю ли дорожные правила?
Что такое Чехословакия глазами велосипедиста? После первых дней пути по этой стране показалось, что это одна сплошная гора, постоянные тягуны. На этапе Прешов — Липтовски — Микулаш, к примеру, мы карабкались по 15-километровому тягуну на почти круглую гору — из тех, что гонщики-шоссейники называют «колобок». И когда однажды нам выдался небольшой этап ровной дороги, американка Эллисон Сини сказала: «Сегодня нам достался кусочек сладкого пирога».
Утешало то, что с каждой горы есть спуск. И чем выше гора, тем приятнее спускаться. Стараешься смотреть не вперед, а под ноги. Не видя крутизны, преодолеть ее легче. И наконец, гора — это своего рода цель. Необходимо достичь ее.
Спуск требует огромного напряжения. По дороге-серпантину мчишься, постоянно держа руки на тормозах. Как-то на одном из виражей услышала позади себя скрежет велосипедных колес о бордюр. Кто-то не вписался в поворот, не удержал машину... И почти вмиг все мы нажали на тормоза, чтобы помочь спутнику, другу. К счастью, ничего опасного.
А дорога ведет все вперед и вперед. Жара. Странно мы устроены: в жару нам желанным кажется холод. В холод скучаем по зною, по палящему солнцу.
Жара для нашего интернационального экипажа стала поводом изучения новых слов. Интересуемся, как звучит на трех языках — русском, английском и чешском — слово «жажда».
Жара опасна. Она усыпляет бдительность, притупляет реакцию. Ты раскисаешь и теряешь контроль над собой.
Однажды в такую жару, когда пот застилал глаза и дорога уплывала из-под ног, мы взбирались на очередной подъем. Уставшие, шли медленно и такой плотной группой, что не заметили, как исчез небольшой интервал между нами. И вот «завал»: в «компании» с Вильямом Девлеткельдеевым, Михаилом Накоряковым шлифую асфальт коленками и локтями.
Об этом падении нам будут напоминать наши шрамы.
По чехословацкой земле уже пройдено без малого 400 километров. Половина пути. Дорога, петляя среди холмов и повторяя изгибы реки Вах, приводит в окружной словацкий центр Поважска-Быстрицу. Здесь, отдыхая, мы проводим целый день.
Но отдыхаем только от велосипедов. В борьбе за мир выходных нет. У нас важная миссия, и мы не имеем права терять даже день. Ходим на заводы, фабрики и в колхозы. Знакомимся с людьми, рассказываем о своей стране, узнаем новое, говорим о мире, дружбе и счастье.
А ближе к вечеру, когда день отдыха клонился к закату, мы побывали в небольшой горной деревушке, где возложили цветы к памятнику ее жителям, погибшим во время Словацкого национального восстания. Гостеприимные хозяева пригласили нас после этого на ужин, за стол под открытым небом, у костра.
И вдруг разразилась страшная гроза... Спрятаться негде. И тогда участники этого вечера — гости, местные, знакомые и впервые увидевшие друг друга — сбились в тесные разноязыкие группы. И как бы согревали друг друга. Символичным это показалось: сплотиться всем — и любые стихии не страшны.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7